января

февраля

марта

апреля

мая

июня

июля

августа

сентября

октября

ноября

декабря

по старому стилю

по новому стилю

ЯНВАРЬ

ФЕВРАЛЬ

МАРТ

АПРЕЛЬ

МАЙ

ИЮНЬ

ИЮЛЬ

АВГУСТ

СЕНТЯБРЬ

ОКТЯБРЬ

НОЯБРЬ

ДЕКАБРЬ

воскресенье

понедельник

вторник

среда

четверг

пятница

суббота

Месяцеслов

10 апреля по старому стилю  /  23 апреля по новому стилю
суббота


Лазарева суббота. Воскрешение прав. Лазаря. Мчч. Терентия, Помпия, Африкана, Максима, Зинона, Александра, Феодора и иных 33-х (ок. 249–251).

Мчч. Иакова пресвитера, Азадана и Авдикия диаконов, Персидских (ок. 380). Сщмч. Григория V, патриарха Константинопольского (1821).

Сщмч. Флегонта Понгильского пресвитера (1938); мч. Димитрия Вдовина (1942).

Литургия св. Иоанна Златоуста.

Евр., 333 зач. (от полу́), XII, 28 – XIII, 8. Ин., 39 зач., XI, 1–45.

На трапезе разрешается вкушение рыбной икры.

Служба только по Триоди. На утрене после 17-й кафизмы – «Ангельский собор» (совершается каждение всего храма), малая ектения, седален Триоди дважды. «Воскресение Христово видевше». На 9-й песни «Честнейшую» не поем. Славословие великое.

С этого дня «Честнейшую» не поется до понедельника Фоминой седмицы.

На литургии по входе: «Приидите, поклонимся... Спаси ны, Сыне Божий, во святых Дивен сый...». Вместо Трисвятого – «Ели́цы во Христа крести́стеся...». Вместо «Достойно» – ирмос 9-й песни канона «Чистую славно почтим...». Отпуст утрени и литургии: «Христос, Истинный Бог наш...» – с упоминанием имени св. прав. Лазаря.

С этого дня Минея не употребляется до понедельника Фоминой седмицы, кроме служб великих святых.

Тропарь Лазаревой субботы, глас 1:

О́бщее воскресе́ние/ пре́жде Твоея́ Стра́сти уверя́я,/ из ме́ртвых воздви́гл еси́ Ла́заря, Христе́ Бо́же./ Те́мже и мы, я́ко о́троцы побе́ды зна́мения нося́ще,/ Тебе,́ Победи́телю сме́рти вопие́м:/ оса́нна в вы́шних,// благослове́н Гряды́й во и́мя Госпо́дне.

Кондак Лазаревой субботы, глас 2:

Всех ра́дость Христо́с,/ И́стина, Свет, Живо́т и ми́ра воскресе́ние,/ су́щим на земли́ яви́ся Свое́ю бла́гостию/ и бысть о́браз воскресе́ния,// всем подая́ Боже́ственное оставле́ние.

***

В преддверии праздника Пасхи Господь, только что воскресивший из мертвых Лазаря, вступает в иудейскую столицу. Представим себе человека, который совершил бы невероятный поступок, более или менее соизмеримый с воскресением из мертвых. Конечно, он понимал бы все значение того, что совершил, – как понимали жители Иерусалима, что Иисус совершил нечто выходящее за пределы человеческого опыта. Иисус воскресил покойника, который уже начал смердеть, ведь более трех суток четверодневный Лазарь находился в гробу. Это событие взбудоражило весь Иерусалим. И когда через несколько дней Господь вступает в Иерусалим, происходит нечто, превосходящее всякое человеческое разумение, что невозможно объяснить просто скромностью. Он входит в Иерусалим не как триумфатор, Он входит в Иерусалим скромно, въезжает на обычном осле, как это делали в то время, да и сейчас делают на Ближнем Востоке, многие простые люди, самые что ни на есть бедные. И когда люди кричали «Осанна! Да здравствует Сын Давидов», срывали с себя одежды, постилая их под ноги Спасителя, срезали с деревьев ветви, бросая их Ему под ноги, встречали Его как победителя, полководца, триумфатора, Христос смиренно восседает на осле, что означало отвержение всяких человеческих почестей, что означало свидетельство Христа об ином мире, которое превышает всякое человеческое разумение.