января

февраля

марта

апреля

мая

июня

июля

августа

сентября

октября

ноября

декабря

по старому стилю

по новому стилю

ЯНВАРЬ

ФЕВРАЛЬ

МАРТ

АПРЕЛЬ

МАЙ

ИЮНЬ

ИЮЛЬ

АВГУСТ

СЕНТЯБРЬ

ОКТЯБРЬ

НОЯБРЬ

ДЕКАБРЬ

воскресенье

понедельник

вторник

среда

четверг

пятница

суббота

Месяцеслов

28 декабря по старому стилю  /  10 января по новому стилю
вторник


Мучеников 20 000, в Никомидии в церкви сожженных, и прочих, тамо же вне церкви пострадавших: Гликерия пресвитера, Зинона, Феофила диакона, Дорофея, Мардония, Мигдония диакона, Индиса, Горгония, Петра, Евфимия, мцц. Агафии, Домны, Феофилы и иных (302).

Прп. Игнатия Ломского, Ярославского (1591). Прп. Корнилия Крыпецкого (1903). Ап. от 70-ти Никанора (34).

Сщмчч. Никодима, еп. Белгородского, и Аркадия Решетникова диакона (1918); сщмч. Александра Дагаева пресвитера (1920); сщмчч. Феоктиста Хоперскова, Леонида Викторова, Николая Родимова пресвитеров (1937); сщмчч. Арефы Насонова и Александра Цицеронова пресвитеров (1938).

Евр., 321 зач., IX, 8–10, 15–23. Мк., 50 зач., XI, 11–23. Мчч.: Рим., 96 зач. (от полу́), VIII, 3–9. Лк., 51 зач. (от полу́), X, 19–21.

Тропарь мучеников, глас 2:

Страстоте́рпцы Госпо́дни,/ блаже́нна земля́, напи́вшаяся кровьми́ ва́шими,/ и свя́та селе́ния, прии́мшая телеса́ ва́ша:/ в по́двизе бо врага́ победи́сте/ и Христа́ со дерзнове́нием пропове́дасте./ Того́, я́ко Бла́га, моли́те,// спасти́ся, мо́лимся, душа́м на́шим.

Кондак мучеников, глас 2:

Тве́рди душе́ю по ве́ре, святи́и,/ огне́м страда́ние прие́мше, две тьме страда́лец,/ вопию́ще Ро́ждшемуся от Де́вы:/ приими́ всесожже́ния на́ша за Тя,/ я́коже да́ры пе́рсских царе́й, зла́то, и сми́рну, и лива́н,// Преве́чный Бо́же.

***

Обретая понимание того, что есть главное в жизни, мы становимся сильнее и одновременно становимся смиренными. Одним из результатов самопознания и является обретение подлинного смирения. Если мы соотносим то, чем мы живем, то, чем мы дышим, то, к чему направлены наше внимание, наша забота, с теми великими Божественными идеалами, которые начертаны и в нашей душе, и в слове Божием, то мы не можем не ужаснуться тому, как далеки мы от подлинных идеалов. Это осознание собственной слабости, невозможности жить по слову Божиему и должно привести нас к чувству смирения и к слезам умиления. Для кого-то может показаться странным, что слезы являются добродетелью. Но не всякие слезы, не слезы, которые являются результатом человеческой слабости, распущенности или просто нервной болезни, а слезы, которые проистекают от самопонимания, от глубокого анализа того, что происходит в нашей жизни, и от осознания несоответствия нашей жизни тем великим заповедям и законам, которые Бог начертал для всех нас.